X

Улыбнемся друг другу и тому, кто сверху

Помимо трагического известия об ушедшем из жизни гении (Михаил Михайлович, как же мы без вас?), всю прошлую неделю в напряжении нас держали новости из-за океана. Выборы в США обнажили проблему, которая касается каждого.

Мы разучились слышать друг друга, с нескрываемым беспокойством комментируют американские политологи. Давно уже республиканцы и демократы (две основные партии США) не вступали в такое яростное противостояние. Но беспокойство их разделяет весь мир. Противоречия стали вдруг невыносимы, компромиссы невозможны. И если в США это привело к расколу общества, то где-то — к войне за территории и к терроризму. Впрочем, неумение слышать друг друга влияет не только на большую политику, иногда оно ураганом врывается и в наши уютные квартиры. Психологи солидарны, что мы почти перестали пытаться друг друга понять, не находим на это ни времени, ни сил. То ли мы более увлечены гаджетами, чем людьми, то ли мы тонем в потоках информации и слушать ближнего нам все труднее.

Но на этих выходных говорили об обратном — о силе объединения.

Увидеть слона целиком

Новую выставку в союзе художников, что открылась 7 ноября, отличает удивительная скромность. Не было рекламы, торжества по поводу открытия, да и название у нее весьма лаконичное «Пленэр». Скромность эта того типа, которой обладают гении. Ведь нет смысла кричать о себе, когда кричать о вас будут все остальные — стоит только с вами познакомиться. Так что вместо наших художников покричим мы.

Александр Новик, Юрий Юдин, Иван Станков, Ольга Трофимова, Олег Федоров — я перечислила лишь малую часть известных художников, которые эту выставку украсили. Скажу банальную фразу: каждый найдет здесь что-то по вкусу, но в этот раз она оправданна. Выставка предлагает все — от абстракционизма до детального реализма. От туманных, пустынных и изящно-лиричных пейзажей Юрия Юдина до почти юмористических набросков российских пляжей Александра Тимкина. В которых, однако, читаются и аллюзии на стиль Эдуарда Мане. Золотистые бескрайние поля, весенние тюменские улочки, индустриальные виды, суровые корабельные наброски, южные домишки, утопающие в зелени, восточные горы… Голова кружится от обилия красоты. Но вот взгляд спотыкается о триптих Юрия Бычкова. В нем нет природы. Только черные круги, в которых мы можем разглядеть не то железные решетки, не то связывающие нас веревки. Эти работы сделаны им в 2020 году — и это тоже взгляд на пленэр.

— Работы очень эмоциональные, откровенные, выполненные с доверием к зрителю, — говорит Наталия Косполова, искусствовед. — Весьма актуальна по внутреннему гармоническому строю выставка в период всеобщего разъединения.

Трудно поспорить со специалистом. Да, художники видят окружающий мир по-своему, но это и позволяет нам понять, насколько он разнообразен. Стоит изменить фокус нашего зрения — и изменится вообще все. Помните легенду о слепых старцах, что пытались разглядеть слона каждый со своей стороны? Кто-то нащупал хобот и решил, что перед ним змея, кто-то шершавую ногу и уверовал, что перед ним дерево. А вывод прост: целостная картина предстает перед нами только тогда, когда мы способны понять, как и почему видят этот мир люди с другой стороны. В этом плане бесплатная выставка в союзе художников — хорошее упражнение по смене фокуса восприятия.

Анастасия Богданова

Объединяй, как завещал Скрябин

Мне кажется, я лечу в каком-то бесконечном туннеле, в ушах свистит ветер, скорость все нарастает, даже сердце начинает быстрей колотиться. Eсли я прямо сейчас не оторвусь от работы питерского медиахудожника Андрея Свибовича, то точно впаду в транс. Но оторваться от происходящего на огромном экране невозможно, мой взгляд будто приклеился, я все лечу и лечу в этом туннеле. А что, собственно, там происходит? Задумываюсь, моргаю, и на секунду загадочная магия меня отпускает.

В «Конторе пароходства» вновь знакомят с разнообразием современного искусства. В воскресенье добрались до аудиовизуального творчества. Андрей Свибович продемонстрировал нам перформанс «Ризома». Ризома — это философское понятие постмодернизма, что значит структура без структуры. Там нет выраженных центра и периферии, главного и второстепенного, верха и низа, входа и выхода и вообще очевидных закономерностей. Eсть только некоторая неупорядоченная связь между разнородными элементами. В данном случае эти элементы — абстрактные изображения и звуки. И если вам все это кажется тарабарщиной, то просто попробуйте посмотреть на аудиовизуальный спектакль Свибовича. По сути, это смена абстрактных картинок и цветовых фонов под различные звуки. Но степень переживаний здесь не меньшая, чем при просмотре блокбастера.

— О взаимосвязи звука и изображения говорили многие великие творцы. Eсли вы любите и понимаете Кандинского, то знаете, что его картины звучат, — рассказывает Свибович. — Художник долго добивался этого эффекта. И был уверен, что точка, нарисованная в пространстве, способна передавать звук. Но первым, кто осмысленно подошел к взаимосвязи цвета и звука, был композитор Александр Скрябин. В своей опере «Прометей» он к каждой ноте прописал свой цвет.

Скрябин был одержим идеей синтеза, объединения разных видов творчества. Но в период расцвета классического искусства, когда границы между визуальным (картинами, скульптурой) и музыкальным искусством оставались железными, его мало кто понял. Зато сегодня опера «Прометей» — одна из самых зрелищных. В больших залах она звучит с обязательным световым представлением. Что добавляет звуку еще больше сочности и эмоциональной пронзительности.

Анастасия Богданова

Вселенская гармония

Одно из главных творческих событий в эти выходные — фестиваль современного танцевального искусства «Soma». В этом году организаторам удалось сделать его даже международным. К нам приехали из мятежного Минска (из мятежного Хабаровска, кстати, тоже).

Организатор Александра Балецкая будто сама не вполне верит, что все получилось. Постоянно благодарит всех, кто приехал из разных уголков страны — от Хабаровска до Краснодара. А танцоры благодарят ее. Многие приехали с премьерами, ужасно тосковали по зрителям. Но возможность выступать на большую аудиторию есть не у всех.

— Я хочу сказать отдельное спасибо «Космосу», что позволяют простым танцорам выступать на высокотехнологичной, современной сцене, — говорит Татьяна Тарабанова, танцовщица и хореограф из Санкт- Петербурга. — В нашей культурной столице это было бы невозможно, скажу прямо. Eсли ты без денег и связей, неважно, насколько ты талантлив, никто не предоставит тебе площадку. Поэтому все чаще открытия в современном искусстве происходят не в столицах, а за Уралом. Только потом они перемещаются к нам. Пусть прослойка творческих новаторов в провинции меньше — здесь она чище. Возможно, благодаря поддержке.

Закрывали фестиваль удивительно красивой и философской работой «Дорога, ставшая тропой» от танцевальной компании «Никогде» из Краснодара. Она о человеке, что бежит все быстрей по своей дороге жизни… «Но дерево, теряющее корни, становится отделочным материалом», — подводит итог создатель спектакля Батыр Мержоев. Каждая сцена его спектакля наполнена смыслом, отсылками к философским трактатам, притчам и идеям. Даже если нет возможности понять, к чему именно отсылает режиссер, нетрудно прочувствовать, какой смысл он вкладывает.

Анастасия Богданова

Некоторые художественные приемы вызывают восторг. Этому режиссеру совершенно не нужны декорации, он буквально выстраивает их из танцоров. Вот Батыр собирает девушек, будто дрова. Тащит их. Они укладываются кругом, поднимают ноги и с помощью движения ими превращаются в пламя. Впечатляет и взаимодействие танцоров на сцене. В один момент три девушки превращаются в единое целое. Некое существо, которое двигается в абсолютной гармонии, и невозможно понять, что оно состоит из отдельных людей. Eсли вдруг какая-то часть этого нечто шевелится, изменяется вся сложная форма. В эту визуальную метафору Батыр вкладывает свой смысл.

— Существует закон равноценного обмена: если что-то берешь, должен отдать нечто равноценное взамен, уравновесить чашу весов, — говорит Батыр. — Наша вселенная уникальна, удивительна и всегда находится в гармонии, чего не скажешь о человеке. Но человек — часть этой вселенной, очень маленькая, но ценная часть, которая должна стремиться к этому балансу.

Батыр уверен, что все в нашем мире взаимосвязано и все необходимо. Нельзя просто избавиться от чего-то, что нам не нравится, нельзя пойти и уничтожить это, разрушить — не столкнувшись с последствиями. С тем, что оно почему-то вернется и ударит по нам еще сильнее. Все, что мы можем, — научиться жить в гармонии с окружающим и окружающими. И пытаться понять друг друга.

…В конце концов, все мы по- своему смешны. Михаил Жванец- кий точно знал это.

«Верующий ли я? Почти, — говорил писатель. — Eсли раньше информация снизу шла, когда я писал весело и бездумно, то сейчас идет сверху. И тот, кто сверху, не может не улыбнуться».

***
фото: Работы Ольги Трофимовой ;«Дом в Кунгуре» Александра Новика ;«Зимний вечер на Городище» Бориса Паромова ;Сцена из спектакля «Дорога, ставшая тропой».

Поделиться ссылкой:

Оставить комментарий

Размер шрифта

Пунктов

Интервал

Пунктов

Кернинг

Стиль шрифта

Изображения

Цвета сайта