X

Тот случай, когда желание важнее навыков

Белая сова отыщет мышь даже под слоем снега.

Вот почему так назвали отряд, созданный для поиска пропавших людей.

— Заявка на поиск может поступить от родственников, полиции, следственного комитета, МЧС, — рассказывает один из координаторов Eкатерина Смирнова. — Можем и сами найти информацию в интернете с просьбой о помощи. Обрабатываем заявку, уточняем информацию, проверяем актуальность. Обязательно связываемся с полицией, если заявка пришла от родственников пропавших. Затем начинаем поиски. Наша помощь эффективна только в случаях внезапного исчезновения, без видимых причин и если прошло не более полугода. Мы не подключаемся, если возможен криминал, если это поиск должников (кредиты, алименты), семейные разборки.

— То есть органы сами могут обращаться к вам за содействием?

— У нас подписаны официальные соглашения о сотрудничестве и взаимодействии. Это и информационные поиски (распространение информации в интернете), и совместные мероприятия, поиски в лесу, в городе.

— Сколько человек в отряде? Eсть ли распределение обязанностей?

— В нашем отряде 40 человек, 15 — основной костяк, активные волонтеры, остальные помогают по мере сил и возможностей. Все новички проходят обучение. Наше главное правило — не навредить, а помочь. Представьте, если в лес зайдет человек, который ни разу не был на поисках и не ориентируется в лесу. Такой волонтер легко может потеряться сам, пораниться, не зная техники безопасности, навредив себе.

В нашей деятельности много направлений. Например, инфогруппа создает ориентировки, распространяет информацию по городу и социальным сетям, связывается со свидетелями. Правда, есть возрастное ограничение — нужны люди старше 16. В поисках на местности можно принимать участие с 18 лет. Eсть старшие поисковых групп, это самые опытные волонтеры. Мы работаем совместно с кинологами-поисковиками «Истинный Север». Сотрудничаем со станцией скорой помощи и волонтерами-медиками. Eще у нас есть медики, преподаватели, которые помогают составлять планы уроков безопасности в школах для младших классов. Нам всегда нужна помощь, потому что 40 волонтеров для такого большого города очень мало. Допустим, если кто-то не готов ходить пешим по лесам, но у него есть транспорт, то он может развозить группы до мест поиска. Мы рады всем. Каких-то определенных навыков не требуется, мы обо всем расскажем и всему научим.

Совы выпорхнули из гнезда

— Почему к вам приходят волонтеры?

— Я пришла просто из- за желания помогать. У меня нет красивой истории. Впервые увидела сюжет о поисковой деятельности на одном из местных каналов. Нашла информацию о тюменском поисковом отряде, связалась с ребятами и присоединилась к ним. Потом мы создали «Белую сову». Вот и все.

— Почему вы хотели помогать людям?

— Приехала на первые поиски, встретилась с родственниками пропавшего, и что-то в моей голове щелкнуло.

— У вашего отряда есть финансовая поддержка? Затраты- то приличные: бензин, униформа, фонарики…

— Отряд существует на средства волонтеров. В 2017 и 2019 годах мы выигрывали гранты от федерального агентства по делам молодежи «Росмолодежь». На них частично обеспечили отряд оборудованием (рации, фонарики, дождевики, навигаторы). В этом году нам помог тюменский конкурс финансовой поддержки «Творить добро просто».

В основном деньги нужны на бензин и печать ориентировок. Далеко не вся техника используется на каждом поиске, а ехать и печатать ориентировки, карты местности нужно постоянно.

— За почти пять лет, что вы существуете, изменились ли методы поиска?

— Вначале у нас не было ни одной рации, а на сегодняшний день есть даже лодка. Так что можем подключаться к поискам на воде, если потребуется. Хотя и не скажу, что мы оснащены от и до. Но теперь сложно представить, как мы жили без тех же раций пять лет назад. Они нас реально спасают. Что касается методов поиска. Раньше мы просто ничего о них не знали. Набивали шишки, работали методом проб и ошибок, нас никто не учил. Сейчас есть четкий алгоритм. Eще хочу отметить, что за эти годы поменялось отношение горожан. Появилась обратная связь. Нам часто звонят и сообщают, что видели того или иного человека с ориентировки.

— Вы упомянули об алгоритме поиска. Каков он?

— Сбор информации. Уточнение информации в полиции. Выезд на место. Параллельно с третьим пунктом составление ориентировки и распространение в социальных сетях. Организация штаба на местности. Работа пеших групп. Опрос местного населения. Расклейка ориентировок.

— Было ли в вашей практике такое, чтобы в поиске принимали участие причастные к исчезновению?

— У нас нет. Но подобных историй в других городах довольно много, когда преступники следят за информацией в социальных сетях, принимают участие в поисках. Был случай, когда убийца два или три раза перепрятывал тело, зная, что поисковики приближались к месту преступления. Именно по этой причине открытые поиски для нашего отряда — редкость. Вся поступающая информация только для внутренней работы штаба. Общественности мы предоставляем уже отфильтрованную информацию, она не навредит пропавшему и поисковым мероприятиям.

Нет синдрому спасателя

— Можете назвать основные причины, по которым пропадают люди?

— Проблемы в семье, на работе, нежелание общаться с родственниками, загулы. У подростков переходный возраст, протест против родителей, неприятности в школе. Бегунки, как называют подростков, систематически убегающих из дома, делают это довольно часто. Пожилые могут быть дезориентированы, страдать проблемами памяти. Нельзя исключать криминал, проблемы со здоровьем, включая психологические, несчастные случаи. Бывает такое, что ребенок заигрался, забылся. Телефона с собой нет, батарея села, он же ушел в гости, играет себе спокойно, а штаб по его поискам уже развернут.

— Знают ли ваши коллеги по работе о вашей поисковой деятельности? Как к этому относятся?

— Коллеги и друзья знают и поддерживают. Правда, встречала и тех, кто говорил: вам больше заняться нечем? В семье меня тоже понимают. Уже привыкли, что иногда я могу уехать на сутки. Бывает, только зайду домой, тут же развернусь и уеду на другой поиск.

Но у меня нет синдрома спасателя. Я люблю свое дело и предана ему, но без фанатизма. Я понимаю, что не могу найти всех, что где-то моя помощь будет неэффективна.

ФОТО ИЗ ЛИЧНОГО АРХИВА

***
фото: Екатерина Смирнова;Участники отряда «Белая сова».

Поделиться ссылкой:

Оставить комментарий

Размер шрифта

Пунктов

Интервал

Пунктов

Кернинг

Стиль шрифта

Изображения

Цвета сайта